Версия для печати

Бывший премьер-министр Абхазии (2011–2014 гг.) и сопредседатель общественного объединения «Айтаира» Леонид Лакербая высказался по вопросам нефтедобычи в Абхазии.

ЧАСТЬ 1.

Добыча нефти. Нужна ли она вообще?

Тема нефтедобычи стала темой №1 в Абхазии. И кто бы что ни говорил, я напрямую увязываю это с предстоящими президентскими выборами.

Так нужна ли нам нефть вообще? Есть ли резон ее добывать?

В недавней передаче «Аизара» на Абхазском телевидении я так и не услышал ответа на неоднократно задаваемый ведущим вопрос - есть ли хотя бы одна страна в мире, которая, имея запасы нефти, отказалась от ее добычи? Оппоненты сознательно уходили от ответа. Ведь добыча и использование нефти во многом определяют экономический потенциал страны. Добыча нефти позволяет странам развивать инфраструктуру, промышленность, обеспечивает население рабочими местами и позволяет улучшить условия его жизни.

Конечно, угроза экологии - главная составляющая риска добычи нефти. И примеры техногенных аварий, причем не таких далеких, есть. В то же время совершенствуются методы добычи нефти, механизмы предупреждения таких угроз и устранения их последствий. Приведу лишь некоторые, надеюсь понятные всем:

 - невзрывная сейсмика и геохимические исследования нахождения нефти при минимальном влиянии на окружающую среду - в период разведки;

 - горизонтальное и направленное бурение - при добыче нефти со значительно меньшим количеством буровых скважин.

Отмечу, что добыча углеводородного сырья, а это не только нефть, но и газ, и уголь, неуклонно растет. Растет она и в Черном море. Напомню, что впервые нефть на Черноморском побережье   (в Крыму) начали добывать в 1864 году, а полноценная добыча нефти ведется с 30-х годов ХХ века. Согласен с позицией С. В. Багапша, высказанной им в газете «Московские новости» в январе 2011 года: «Когда мне говорят, что ее (нефти) разработка поставит под угрозу экологию Абхазии, я говорю: я тоже не враг своему народу. Но сегодня на Черном море работают до 130 платформ. В Грузии работают шесть компаний. Турки работают - два десятка компаний. Болгары работают, румыны работают. Украинцы работают. Россияне перед Анапой и Туапсе также работают. Спрашивается: если все кругом работают на небольшом Черном море, Абхазия одна будет сохранять экологию? Прекрасно, но так не получится. Мы начинаем работать. Но если все соберутся и скажут: «Ребята, это Черное море, это экология, это будущее наших детей!» - я первый проголосую против добычи и на этом закончим».

Вопросы нефтедобычи, и не раз, поднимались еще во времена президентства В.Г. Ардзинба, что было связано с его заботой об улучшении уровня жизни граждан страны, но оппоненты либо не знают этого, либо не хотят знать, осознанно вводя наших граждан в заблуждение.

Есть ли риски, в том числе геополитические, о которых говорит депутат Алмас Джапуа? Да. Но, приведенный им пример Ливии, на мой взгляд, не совсем показателен. Ведь причиной трагедии страны была не столько нефть, сколько вода и желание лидера страны уйти от долларовой зависимости, обеспечив переход к «золотому динару». Основной причиной трагедии в Ливии стал осуществлявшийся   Каддафи крупнейший ирригационный проект, целью которого было сделать пресную воду доступной во всех пустынных странах. Но ведь ранее именно добыча нефти позволила Ливийской Джамахирии достичь определенных социальных гарантий для своих граждан. Ибо нефть - это не только продукт экспорта, но и важнейший фундамент, с которым связаны экономические перспективы развития государства и общества в целом.

Именно нефтедобыча пополняет бюджет, гарантирует финансовую поддержку другим отраслям экономики и социальной сферы, способствует улучшению стандартов качества и повышению уровня жизни населения. Ведь широко известно, что на один доллар, вложенный в добычу нефти, приходится семь долларов на создание инфраструктуры.

Да, геополитика, но имея рядом такого стратегического партнера, как Россия, мы гарантированы от политических катаклизмов.

Оппоненты говорят, что пример Норвегии для нас не аргумент. Другой, мол, менталитет. Хорошо. А Азербайджан тоже не пример? Каким образом Баку стал настоящим городом 21 века, не на нефти ли?

Вот и Грузия объявила, что в этом году проведет тендер на освоение нефтегазовых ресурсов в Черном море, а   компания «Экссон Мобил» уже завершает исследование шельфа. А ведь любая авария на их шельфе необратимо скажется на нашей экологии. Что делать? Запретить им добычу? Получится? Может быть, реальный путь - ужесточение условий добычи нефти в Черном море   всеми странами бассейна?

У нас сейчас идут активные дебаты с участием экономистов, активистов, и это, конечно, хорошо.

Но не могу не заметить следующее: слышу разговоры об IT-технологиях, о будущем воды, как главного ресурса планеты, о резком, к 2030 году, падении спроса на нефть и т.д. Оппоненты утверждают, что богатые страны - США, Япония, Германия - уходят от сырьевого экспорта в цифровые технологии, экспорт услуг и т.д. Хотелось бы спросить: а что, Япония и Германия имеют нефть, да еще и на экспорт?

Впрочем, давайте определимся у себя.

Думаю, оппонентам самим уже пора окончательно определиться по поводу добычи нефти. То «прежняя оппозиция - нынешняя власть» была против добычи нефти вообще, а сейчас вроде бы за. То недавно в ЦИК были поданы документы на проведение референдума о моратории на добычу нефти, а через 3 дня документы были отозваны?

Показательно утверждение А. Джапуа о том, что   деятельность Роснефти уже не вызывает вопросов. Впрочем, с оговоркой «пока». Думаю, пора определиться - он сейчас против добычи нефти вообще, или же у него нет претензий к   Роснефти, а есть только к «Апсны-ойл»?

И в завершение - вопрос ко всем оппонентам. Есть такая страна - США. Не просто страна, а IT-лидер по всем позициям. Страна, в Силиконовую долину которой устремляются   лучшие умы из Китая, Индии, России и других стран. Ответьте мне на вопрос: «Почему при всем этом США резко наращивают добычу нефти, и в 2018 году опередили по этому показателю и Россию, и Саудовскую Аравию?»

Из истории добычи нефти в Абхазии.

Поисковые работы по нефти и газу проводились в Абхазии вплоть до 1990 года. В прибрежной части были проведены сейсморазведочные работы, в результате которых были открыты Гудаутская и Очамчырская группы поднятий. В континентальной части Абхазии проводились сейсморазведочные работы и поисково-разведочное бурение на нефть и газ.

В ходе выполнения данных работ были получены притоки нефти и газа, выявлено множество ловушек, которые могут быть потенциальными вместилищами промышленных запасов углеводородов. К сожалению, до настоящего момента информации по данным работам сохранилось крайне мало, а поисково-оценочные скважины, оставшиеся после этих работ, пришли в негодность.

Это создает высокий риск загрязнения окружающей среды, что, в конечном итоге, может иметь негативные последствия, если вовремя не принять меры по ремонту (ликвидации, консервации) данных скважин.

В новейшей истории Абхазии речь о добыче нефти зашла по завершении Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 гг. Связано это было никак не с тем, что об Окумской скважине все было известно, а извлечение нефти и ее переработка были легкими процессами. Ничего подобного.

Напомню, что принятие постановления Кабинета Министров Республики Абхазия №235 от 31 августа 1995 года «О создании хозрасчетного опытного производственно-экспериментального участка по изучению возможностей добычи и переработки углеводородного сырья» было обусловлено сложным экономическим положением, усугублявшимся отсутствием достаточного количества нефтепродуктов.

1

Напомню дату принятия постановления – 31 августа 1995 года, т.е. через несколько дней после того, как Парламент страны отверг предложенный тогдашним российским руководством «Протокол о грузино-абхазском урегулировании», подразумевавший наше вхождение в состав единого Грузинского государства.

Ясно было, что последствия дадут о себе знать. Дальнейшие события это подтвердили. Ситуация с горючим становилась критической.

В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ объявил Абхазии блокаду - экономическую, политическую, информационную. Пиком ее можно считать инцидент в начале марта 1996 г., когда танкеру с грузом дизтоплива из Турции не давали стать под разгрузку, требуя его досмотра в порту Поти из-за санкций СНГ. Аргументы, что Турция - не член СНГ не срабатывали. Конечно, отсутствие горючего несло прямую угрозу нашей безопасности. Предстоявшая же посевная срочно требовала горючего. Пришлось выводить БМП-2 на Сухумскую набережную и бить поверх российских сторожевых кораблей, не пускавших танкер в порт Сухум. Повторюсь, все это можно было предвидеть из-за постоянно усиливавшегося давления на Абхазию.

Отсюда и решение - попытаться, повторюсь, попытаться начать добычу нефти.

Не зная, не буду говорить о готовивших материалы абхазских чиновниках, направленных в тот период в Москву (кто они, пусть отзовутся), о материалах «академика» Льва Морозова (утерянных, как объяснил А. Джапуа). Впрочем, есть и другая информация о том, что он не являлся нефтяником, а привлекался исключительно для налаживания процесса возможной переработки нефти. Нет подтвержденной информации и о результатах   лабораторных анализов. Разночтения есть и по факту двух цистерн добытой нефти (добытой или же ввезенной из Башкирии?)           Неизвестно мне и о неких югославских представителях, появившихся сразу, вступивших в переговоры с абхазскими чиновниками относительно реализации «неких коррупционных крупных схем», как утверждает А. Джапуа.

Но прекрасно помню, что именно с попыткой добычи нефти, как считали тогда многие, было связано убийство депутата парламента, руководителя Госкомпании «Абхазтоп» А. Какубава, благодаря усилиям которого весь военный период Абхазия не испытывала проблем с горючим - бензином, керосином, дизельным и печным топливом.

Могу лишь подтвердить факт постоянной угрозы со стороны Грузии. Ведь добыча нефти предполагалась рядом с границей. Совершенно ясно было, что если скважина загорится, тушить ее пришлось бы долгие месяцы.

Не знаю я и тех, кого тогда собрал Первый президент В.Г. Ардзинба и сказал, что вопрос нефти закрыт раз и навсегда. И этим А. Джапуа явно спекулирует. Конечно, хотелось бы услышать очевидцев. И даже если это так, то фраза «никогда не говори никогда» не может быть и здесь исключением. Последующие годы лишь подтверждают это.

Свидетельство тому - события 1998 года. 18 февраля 1998 года Абхазию посетила Международная экспертная комиссия ООН по оценке ситуации в Абхазии. Комиссия дала оценку краткосрочных и среднесрочных потребностей Абхазии в социально-экономической сфере. В марте 1998 года Комиссия завершила свою работу и подготовила доклад по оказанию помощи Абхазии и механизму ее осуществления. В составе комиссии были консультанты из Продовольственной и Сельскохозяйственных организации ООН, Программы развития ООН, ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программы, а также представители Всемирного банка. Последние активно включились в проблематику развития. Часть главы по этой тематике отведена в докладе проблеме транспортировки нефти.

Пункт 48 главы «Транспортировка нефти» гласит: «Перешеек «Новороссийск – Супса» мог бы пройти через территорию Абхазии. Второй важной особенностью такого соединения была бы возможность реабилитировать его в нефтяной терминал в качестве дополнительного выхода на Новороссийск, в особенности, если учесть преимущественно хорошую погоду здесь в течение круглого года. Дополнительную гибкость системе может придать установка системы обратной перекачки между Супсой и Очамчирой в целях хранения нефти». Т.е., речь шла о транспортировке нефти через территорию Абхазии и строительстве морского нефтяного терминала.

28 июля 1998 года был издан Указ Президента В.Г. Ардзинба «О создании Абхазской международной нефтяной корпорации», и.о. руководителя которой (а это был Э.Э. Капба) в двухнедельный срок должен был представить предложения по организации деятельности корпорации.

2

В Абхазию был осуществлен завоз оборудования на несколько десятков миллионов рублей.

Тем, кто обвиняет меня в том, что тогда я был среди резких противников проекта, а сейчас веду себя иначе, хочу напомнить следующее: мы были в состоянии перманентной войны с Грузией, теряя при этом своих военнослужащих и гражданских. Ведь не прошло и 2-х месяцев после завершения майских событий в Галском районе.

Мое резко отрицательное отношение к проекту можно обозначить одной сказанной мной фразой: «По этому нефтепроводу к нам пойдут грузинские танки». Надеюсь, архив этой программы, которую вел В. Зантария, есть на Абхазском телевидении. Напомню, что проект был в итоге прекращен.

Отмечу еще одну деталь: представители Всемирного банка проговаривали возможность в последующем ведения работ на шельфе, опираясь на большой опыт норвежцев в этом.

Последняя, известная мне попытка была предпринята в бытность Р. Хаджимба премьер-министром страны (а это, напомню, 2003-2004 годы). Премьер вел переговоры с компанией «Лукойл». Надеюсь, все понимают, что «Лукойл» и тогда занималась добычей углеводородов, а не выпуском школьных альбомов для рисования.

Сам Р. Хаджимба подтвердил на парламентских слушаниях в марте 2014 г. что вел переговоры с вице-президентом «Лукойла». До недавнего времени я полагал, что причиной прекращения переговоров являлось то, что Абхазия не была признана, и компания не стала рисковать. Иначе смотрю на это в свете недавнего высказывания спикера Парламента Валерия Кварчия. Оказывается, президент В.Г. Ардзинба отозвал премьера с переговоров в связи с появлением людей, желавших стать «кураторами» проекта. Мотивации у них были разные - от вложенных больших средств в оборону страны до «контроля».

Наверное, это и есть прообраз тех самых «живых людей», которых и сегодня так упорно ищет в учредительных документах   «Апсны-ойл» А. Джапуа ?

Отмечу лишь, что после смены власти в стране уже при С.В. Багапше прерванные переговоры с «Лукойл» были возобновлены.

ЧАСТЬ 2

Почему добыча нефти предварительно не была согласована с народом и парламентом?

Алмас Джапуа утверждает, что руководитель государства, принимая крупные решения, обязан заранее согласовать их с парламентом и с народом. А как это вяжется с юридическими нормами сегодняшнего дня?

Основанием для подписания принимаемых правительством решений в сфере экологических изучений, разведки, добычи углеводородного сырья является Закон РА «О недрах» от 30 июня 2004 года, подписанный Президентом В.Г. Ардзинба.

Закон четко и однозначно закрепляет за Правительством полномочия по решению всех вопросов, связанных с предоставлением недр, а также условий их предоставления. Действующее законодательство напрямую и четко делегирует органам государственного управления (т.е. правительству) исключительные полномочия самостоятельно и в полном объеме реализовывать государственную политику недропользования в Абхазии.

Статья 4 Закона «О недрах» относит к исключительной компетенции республиканских органов недропользования распоряжение государством фондом недр; установление размеров и порядка взимания платежей за пользование недрами; заключение международных договоров по геологическому изучению, использованию и охране недр; установление порядка пользования недрами и их охране; государственный контроль за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр, а также установление порядка его проведения, государственная экспертиза информации о разведанных запасах полезных ископаемых, иных свойствах недр, определяющих их ценность или опасность.

В то же время существует контроль Парламента за вопросами недропользования, который соответствует полномочиям Парламента на осуществление контроля за исполнением законов. Но тот же контроль никак не может быть истолкован как непосредственное участие Парламента при решении вопросов предоставления недр.

Правительством были приняты решения, которые не нарушили ни один из этих пунктов.

Вам это не нравится? Вы считает, что все должно быть иначе? Меняйте Закон.

Повторюсь, закон «О недрах» принят в 2004 году. Вместо того, чтобы просто называть его «пещерным», предложите свои изменения. За прошедшие 5 лет их можно было внести.

Разве законотворчество не то, чем занимаются депутаты?

Кстати, углеводороды – это не только нефть, но и к примеру, угольСколько лет мы разрешаем его добычу? Уже полгоры исчезло и вопросов нет?

А. Джапуа, возглавлявший комиссию в Парламенте, предложил хоть одно изменение? Измените закон, если считаете это нужным и тогда требуйте его исполнения от исполнительной власти. Все остальное – популизм.

Антология лжи.

Немало утверждений Алмаса Джапуа являются откровенной ложью. Остановлюсь на некоторых из них.

1) Ложью является заявление А. Джапуа, о том, что «В 2009 году все помнят, как при тогдашнем премьер-министре Александре Анкваб он пригласил руководителя нефтяной компании ННК и они подписали некое Соглашение о взаимодействии, которое в данном случае здесь у меня в документах имеется».

Наглая ложь. Как это могло быть, если нефтяная компания ННК была создана только в 2012 году?

2) А. Джапуа утверждает, что в 2014 году в Парламенте было обсуждение Соглашения о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов на территории Республики Абхазия между Правительством Республики Абхазия и Открытым акционерным обществом «Независимая Нефтегазовая Компания», подписанного мною и Э.Худайнатовым 04.12.2013 г. и что «…характер обсуждения, он, конечно был напряженный, мы долго обсуждали, спорили. Парламент был вовлечен в процесс обсуждения документа. Вы не поверите, документ стал, мне кажется, в 10 раз лучше».                                                                                            Самая настоящая ложь. Ведь Соглашение о сотрудничестве и принятые ранее решения по разведке и добыче углеводородов в стране не требовали ратификации или согласования Парламента.

Напомню, что Соглашение было подписано 04.12.2013 г. и никаких изменений не претерпело.

А далее у А. Джапуа следующее:

«…я считаю, вне зависимости от того, имеют юридическое право или нет, руководители государства, принимая крупные решения обязаны согласовывать их и с Парламентом, и с народом». Независимо от юридических аспектов? И это - позиция депутата Парламента?                              

3) Ложью являются и утверждения А. Джапуа о том, что Распоряжение от 16 мая 2014 г. о предоставлении ООО «Апсны-ойл» права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья - премьер-министра личное распоряжениеОн говорит: «Я не уверен, что все министры, с которыми это должны были согласовать, все эти согласования были произведены. Я лично встречался с рядом этих министров, которые были на тот момент министрами и сейчас министры, и ряд из них утверждает, что они слыхом не слышали, а о нефти узнали только вот сейчас».

Самая что ни на есть ложь! Во-первых, кто эти министры, которые работали тогда и сейчас работают министрами? Таковых, кроме министра обороны, нет. На самом деле, есть подписи всех министров, с которыми должно было быть согласование, а также подписи главы госкомитета по экологии и природопользованию и главы госкомитета по геологии, геодезии и картографии.

4) Ложью является, и информация о том, что документы с «Апсны-ойл» были готовы в течение одного месяца, скрытно, в то время, как с «Роснефтью» готовились полтора года. Напомню, Соглашение с ННК было подписано 04.12.2013 года. Никакой скрытности не было. Информация была дана в тот же день в госинформагентстве «Апсныпресс» и на Абхазском телевидении.

ИЗ ВЫПУСКА №795

В СУХУМЕ ПОДПИСАНО СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В ОБЛАСТИ РАЗВЕДКИ И ДОБЫЧИ УГЛЕВОДОРОДОВ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РА И ОАО «НЕЗАВИСИМАЯ НЕФТЕГАЗОВАЯ КОМПАНИЯ»

Апсныпресс. 4 декабря 2013 г. Сегодня в Сухуме состоялось подписание «Соглашения о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов на территории Республики Абхазия между правительством РА и открытым акционерным обществом «Независимая Нефтегазовая Компания».

Подписи под соглашением, которое является скорее протоколом о намерениях, «дорожной картой», поставили премьер-министр Леонид Лакербая и президент ОАО «Независимая Нефтяная Компания» Эдуард Худайнатов. Представители ННК выразили готовность к открытой работе как с руководством, так и с общественностью республики. «А применение высоких технологий – девиз нашей компании», - сказал Эдуард Худайнатов.

Премьер-министр Леонид Лакербая отметил, что речь идет не только о геолого-разведывательной работе, но и о ревизии уже существующих скважинах 70 – 80 гг., проверке их состояния. «Их состояние таково, что не может не вызывать определенных опасений. Мониторинг технического и экологического состояния этих скважин для нас не менее важен, чем поиск нефтяных месторождении», -сказал Лакербая.

Премьер-министр подчеркнул принципиальную важность экологической составляющей проводимых работ как для общественности страны, так и для ее руководства. «Постоянный экологический мониторинг хода разведывательных работ мы ставим во главу угла», - сказал Лакербая.

Подробнее о намерениях компании общественности и СМИ поручено рассказать вице-премьеру Беслану Эшба.

 Напомню дальнейшую хронологию:

05.02.2014 г. – слушания в Общественной палате с последующими дебатами на телевидении.

06.03.2014 г. - слушания в Парламенте.

16.05.2014 г. – «Апсны-ойл» выдана лицензия.

С момента активной работы с ННК с октября 2013 года прошло семь месяцев, а не месяц. Почему быстрее, чем с «Роснефтью»? Ответ прост. Опыт работы, наработанный ранее. Никакой речи о спешке, таким образом, быть не может.

Оставлю на совести А. Джапуа и выдумки о том, что, предвидя события 27 мая 2014 года, власть 16 мая 2014 г. выдала лицензию на разведку и добычу нефти. Джапуа сместил акценты. О том, что надвигались события 27 мая 2014 г., а именно-государственный переворот, наверняка было известно ему, активнейшему участнику тех событий.

5) Явной ложью является и утверждение в статье «Кто в Абхазии стоит за нефтяными офшорами» о предоставлении прежней властью исключительной выгоды нефтяным компаниям. Якобы, в Законе «Об инвестиционной деятельности» от 14.05.2014 г. было предусмотрено освобождение нефтяных компаний от налога на прибыль и налога на имущество на весь период окупаемости проекта, в то время как для любых других проектов преференции устанавливаются на срок 8 лет с начала эксплуатации. Повторюсь, это ложь.

Согласно пункту 2 статьи 47 данного закона, «В отношении приоритетных инвестиционных проектов в сфере поиска, разведки и добычи полезных ископаемых (за исключением общераспространенных) и (или) их переработки, а также проектов в сфере транспортной и инженерной (в том числе энергетической) инфраструктуры, предусматривающих инвестиции в размере не менее одного млрд.руб., преференции, предусмотренные главами 9-11 настоящего закона предоставляются на весь срок окупаемости проекта». Т.е. никакого исключения для нефтяных компаний нет, есть преференции инвесторам, вкладывающим не менее миллиарда рублей не только в добычу полезных ископаемых, но и в энергетику, транспорт и т.д.

Одним словом, очередная ложь.

ЧАСТЬ 3.

 Почему нет участия государства в компании "Апсны-Ойл"?

Участие государства в проектах по геологическому изучению, разведке и добыче углеводородного сырья может быть в двух формах: в форме прямого долевого участия, либо в рамках соглашения о разделе продукции. Впрочем, тот же Алмас Джапуа так не считает, заявляя нечто новое: «Помимо прямой доли, прямого договора о разделе продукции, которая, я считаю, обязательно должна быть, в договоре прописана доля участия государства абхазского».

О Соглашении о разделе продукции я буду говорить ниже.

Теперь о долевом участии. Главный фактор, ограничивающий государство при этом – информация о запасах, позволяющая определить степень риска возникновения финансовых обязательств   в случае получения результатов о бесперспективности проекта. Речь идет о получении подлинных запасов, а не о поиске их по информации в интернете и для этого необходимо провести полноценное геологическое исследование.

У государства в случае, если нефть не будет обнаружена в количестве, представляющем экономический интерес, возникнут финансовые обязательства. Расходы же на геологическую разведку нефти исчисляются миллиардами рублей и в данном случае, при наличии высокого риска высоки финансовые потери государства.

Ориентировочные объемы затрат по геологическому изучению на шельфе компании «РН-шельф» составят 20 млрд, а по «Апсны-ойл» - 9 млрд рублей. Соответственно, при долевом участии государства в этих проектах возникли бы серьезные финансовые обязательства, эквивалентные соотношению долевого участия.

Это ведь только Алмасу Джопуа достоверно известны подлинные запасы нефти в стране, да еще и по конкретным точкам залегания. Полагаю, что все три тома «пропавших трудов» академика Морозова не сгинули бесследно. Рекомендую передать эту ценную информацию и в «Роснефть», и в «Апсны-ойл», а то ведь они наивно полагают, что геологическое изучение и разведка требуют миллиардов рублей и от 5 до 10 лет работы. Думается, в этом случае действительно есть шанс стать «живым» учредителем одного из их подразделений в Абхазии.

О документе по разделу продукции.

А. Джапуа озвучивается позиция - почему нет документа по разделу   продукции? Напомню несколько аспектов, связанных с Соглашением о разделе продукции (СРП)

Работая   в рамках СРП, инвестор заключает Соглашение с государством, по которому государство предоставляет ему участок недр и выдает лицензию на право его разработки. В этом случае компания получает возможность, заключив соглашение с государством,  рассчитаться с ним долей произведенной продукции вместо уплаты многочисленных налогов и других платежей.

Главный принцип Соглашения о разделе продукции   заключается в том, что инвестору, заключившему   Соглашение, предоставляется особый   порядок   налогообложения: с него взимаются   налог на прибыль и платежи за пользование недрами. Вы считаете, что так лучше? Тогда давайте отработаем Закон о разделе продукции, ведь его у нас просто нет.

Главные проблемы с СРП   на сегодня –отсутствие законодательной базы, определяющей общий порядок принятия решений о СРП: фиксация налоговой нагрузки на весь период действия Соглашения, т.к. это является основным принципом заключенного Соглашения, а также то, что   статус Соглашения о СРП приравнен к Закону. Ну, и, конечно, есть проблема использования и реализации полученной в результате раздела   продукции государственной доли.

Вопрос А. Джапуа - куда пойдет абхазская нефть, полученная от раздела продукции? На каких торгах можно будет ею торговать?

Контрабандно? Полулегально, как уголь, лес? Ни к чему хорошему это не приведет, да и невозможно практически.

Интересно, вы по-прежнему сторонник раздела продукции? Тогда инициируйте принятие соответствующего Закона и вступайте в переговоры с компаниями.

Должен сказать, что действительно и Роснефть, и ННК предлагали Соглашение о разделе продукции, что позволяло зафиксировать режим налогообложения   на весь период действия проекта. Данный вариант был отвергнут нами исходя из опыта Российской Федерации, где в 2000-2004 годах были расторгнуто   260 из 264 ранее заключенных Соглашений, согласно Федеральному закону № 225-ФЗ от 30.12.1995 г., «О соглашениях о разделе продукции», что увеличило поступления в бюджет РФ в три раза.

Недоумеваете, почему не установлена экспортная пошлина на нефть? А что, она, нефть уже есть и вот-вот начнется добыча? И отправка на экспорт?

О НДПИ (налоге на добычу полезных ископаемых)

У А. Джапуа возник вопрос, почему в законе «О недрах» с внесенными поправками ставка налога на добычу полезных ископаемых (в данном случае на нефть) установлена в диапазоне 15-25 %, а конкретную ставку устанавливает Кабинет министров.

Почему такой диапазон ставки? Ответ прост: при установлении конкретных ставок учитывается доступность месторождений; наличие необходимой для добычи и транспортировки инфраструктуры; глубина залегания месторождений; сложность добычи и др. факторы.

Существуют разные методики определения НДПИ - фиксированная ставка; регулируемая ставка в зависимости от глубины залегания; регулируемая ставка в зависимости от объемов добычи нефти и цен на нефть; регулируемая ставка в привязке к Соглашению о разделе продукции и т.д.

Ставка НДПИ совершенно разная в Венесуэле, США, Китае, Казахстане, Эмиратах, России, Австралии.  

Конечно, можно бесконечно полемизировать об эффективности либо ущербности (по мнению А. Джапуа) данной налоговой нагрузки, однако, до определения конкретных объемов добычи подсчитать объемы поступлений НДПИ в бюджет не представляется возможным.

Так какую   ставку на добычу   нефти предлагает депутат А. Джапуа? Кстати, до принятия поправки в Закон «О недрах» ставка составляла 4%.

Насколько я понимаю, аналогичной с ним   позиции придерживается ряд депутатов из «Общего дела». Так внесите свои предложения в изменение закона.

Помимо того, учитывая большие разбросы мнений о налогах и платежах, которые компании обязаны платить, назову их: налог на добычу полезных ископаемых, налог на прибыль. подоходный налог, налог на имущество, налог на землю, социальные платежи и т.д. Это именно то, что позволит существенно увеличить бюджет.

Почему ННК бессрочно предоставлена чуть ли не половина территории страны?

На самом деле, в соответствии с пунктом 2.1 Договора недропользования определены границы лицензионного участка, который включает в себя территорию Очамчырского, Ткуарчалского и Галского районов и акваторию Черного моря вдоль береговой линии на расстоянии 10 км. В соответствии с пунктом 2.2 Договора недропользования лицензионному участку придается статус геологического отвода без ограничения на период геологического изучения.

Впоследствии, в случае открытия месторождений на период разведки придается статус горного отвода без ограничений предварительно в границах внешних контуров месторождений, а уже на период добычи – статус горного отвода с ограничением в уточненных границах месторождений. Поэтому обвинение в том, что полстраны отдано без ограничений не соответствует подписанным документам.

Кроме того, Договор недропользования определяет процедуру оформления земельных участков:

- «определение уточненных границ горного отвода определяется в соответствии с действующим законодательством Республики Абхазия после завершения разведки месторождения, проведения государственной экспертизы запасов углеводородного сырья и утверждения проектного документа на разработку месторождения, получившего необходимые экспертизы и согласования.

Почему экспертизу промышленной безопасности провел ЗАО «Научно-технический центр исследовательских работ промышленной безопасности» (г. Москва), даже не зарегистрированный у нас?

В апреле 2015 г. до принятия решения Парламента о создании комиссии компания «Апсны-ойл» с официальным письмом обратилась в Правительство о проведении экспертизы промышленной безопасности проекта. На тот период в республике не было Положения о лицензировании и, соответственно, не был определен орган государственного управления, имеющий право на проведение экспертизы.

Как мне стало известно, на обращение компании официальным письмом (исх. № 555 от 12.05.2015 г.) Кабинет министров дал рекомендацию на проведение экспертизы ЗАО   «Научно-технический центр исследовательских работ промышленной безопасности» г. Москвы на основании соответствующего предложения Государственного комитета по стандартам, потребительскому и техническому надзору Республики Абхазия, с которым было заключено Соглашение о сотрудничестве.

Само же «Положение о лицензировании по проведению экспертизы промышленной безопасности» было принято Правительством 30 июня 2015 г., уже после экспертизы проекта. Поэтому ссылки А. Джапуа о нарушаемых пунктах Положения несостоятельны. Повторюсь, на тот период Положения не было.

Где уверенность, что у нас будет полная информация по добытой нефти, а не искаженная?

Сама по себе постановка вопроса является признанием в собственной некомпетентности. Что мешает государству со всеми имеющимися ресурсами управления и контроля подготовиться к процессу профессионально и исключить любые сомнения в нашей некомпетентности в этом вопросе? Для этого у государства есть соответствующие контрольные, надзорные функции, да и время на подготовку – от 5 до 10 лет как минимум.

Считаю абсолютно недопустимым подход, при котором мы в лице компании имеем дело, якобы, с жуликами. Если следовать этой логике, то вывод один: не надо ничем заниматься вообще, потому что нас обязательно обманут.

ЧАСТЬ 4

ТУРИСТИЧЕСКАЯ ОТРАСЛЬ И НЕФТЕДОБЫЧА

Конечно, учитывая расположение страны, многие справедливо считают туристическую отрасль локомотивом ее развития, как и то, что добыча нефти может стать серьезной экологической проблемой для нас. В то же время в мире немало примеров, как с помощью доходов от нефтедобычи созданы высококлассные курорты.

Так как можно поднять нашу туристическую отрасль? Есть расчеты, четко показывающие следующее: для того, чтобы туристическая отрасль могла существенным образом менять экономическую ситуацию в стране необходимо увеличить количество койко-мест с сопутствующей инфраструктурой до 50 тысяч с круглогодичным отдыхом.

А каково у нас состояние инженерной инфраструктуры (транспорт, энергетика, водоснабжение, водоотведение, канализация)?

Требуется как минимум 45-50 млрд рублей  инвестиций в инфраструктуру в ценах 2013г.

А чистота морской воды – важнейшая составляющая туристической отрасли?   Ведь в республике фактически отсутствует система очистных сооружений, и только треть   необходимых мощностей в г. Сухум работает. Фактически, нечистоты сбрасываются в море.

А как с утилизацией твердых бытовых отходов? Ведь наши свалки расположены в основном на побережье. Это тоже требует инвестиций.

А система здравоохранения, являющаяся важным элементом развитого туристического   комплекса? Тоже нужны инвестиции.

Нужны немалые финансовые ресурсы на инвестирование агропромышленного комплекса, ведь на сегодня более 80% продовольствия в республику импортируется. Ясно, что без создания серьезного агропромышленного комплекса эффект от туризма будет незначителен. Без вложения больших средств нам невозможно будет поднять абхазское село, в котором проживает половина населения страны- основа нашего этноса.

Может ли Абхазия привлечь такой объем финансовых ресурсов для поднятия туристической отрасли без сторонней помощи?

Ведь по официальной статистике объем иностранных инвестиций в Абхазию без учета Российской финансовой помощи не превышает 1 млрд рублей в год. Сколько времени понадобится для создания в таком случае туристического и агропромышленного комплексов, обеспечивающих потребности страны?

При этом напомню, что вложения в инфраструктуру не являются объектом интересов инвестора и это, как правило, государственные расходы.

Впрочем, у оппонентов, как я понимаю, есть «свой путь». Так озвучьте его, в конце концов.

Об экологической безопасности.

В целях обеспечения экологической безопасности на лицензионных участках осуществляется экологическая фоновая съемка и всесезонный экологический мониторинг участков.

Важно отметить, что конкретные экологические требования к разработке месторождений могут предъявляться к соответствующему проекту разработки определенного месторождения в привязке к определенным условиям (море, суша) и с учетом специфики участка, который может быть представлен только после проведения всего комплекса геологоразведочных работ и открытия месторождения и его запасов.

На стадии разведки геолого-географические методы                    (невзрывная сейсмика, геохимические исследования, гравий-магниторазведка) позволяют с высокой степенью точности определить, где стоит искать нефть, при этом минимально влияя на окружающую среду. Применяется принцип минимального воздействия, где горизонтальное и направленное бурение помогают извлекать больше нефти при значительно меньшем числе скважин.

Локальные аварии и инциденты в нефтяной отрасли возможны в случае отстраненности государства и халатного отношения компаний к вопросам обеспечения безопасности.

Природоохранная экспертиза позволяет еще на стадии проектирования объектов добычи учесть требования экологической безопасности и предотвратить возможные техногенные риски. Промысловые объекты размещают таким образом, чтобы снизить возможное негативное воздействие. В период эксплуатации промысла необходимо постоянное внимание к соблюдению технологии, совершенствованию и своевременной замене оборудования, рациональному использованию воды, контроля загрязнения воздуха, утилизации отходов, рекультивации почвы.

Вопросы обязательств компании «Апсны-ойл» в области охраны недр, окружающей среды и экологии содержатся в договоре недропользования. При этом в договоре есть пункт 4.4, согласно которому перечень обязательств не является исчерпывающим и во всем остальном, что не отражено в договоре, владелец лицензии руководствуется законодательством Республики Абхазия.

О страховании гражданской ответственности.

В программе «Айзара» А. Джапуа упрекнул бывшего министра экономики Д. Ирадяна в том, что в течение 6 лет «Апсны-ойл» не заключил страховой договор.

Конечно, вопрос страхования гражданской ответственности прописан в договоре недропользования. Ясно и понятно, что страхованию подлежит каждый этап работы разведки и добычи нефти, несущей угрозу. А как это можно сделать на практике? Ведь по договору недропользования компания «Апсны-ойл» должна:

П.3.2.1. В течение одного года с даты государственной регистрации лицензии (а это, напомню, 16.05.2014 года) разработать, согласовать и утвердить в установленном порядке «Программу поисково-оценочных работ на Участке».

Программа работ может уточняться соответствующими подпрограммами конкретных видов работ, которые признаются неотъемлемыми составными частями «Программы поисково-оценочных работ на Участке».

Таким образом, только после утверждения Программы, а она   была представлена 27.04.2015 г. можно было заключать страховые договоры по видам работ.

Работы же на Участке начались летом 2018 года, спустя 4 года после получения лицензии. Так что не о каких 6 годах деятельности «Апсны-ойл» без страхового договора не может быть и речи. В то же время не могу не согласиться с мнением   Д. Ирадяна, что закон «О недрах» может быть дополнен пунктом по страхованию гражданской ответственности.

По Восточно-Абхазскому лицензионному участку.

Соглашение с Независимой нефтегазовой компанией было подписано в декабре 2013 года. Решение о предоставлении лицензии было подписано спустя 5 месяцев, в мае 2014 года.

В соответствии с п. 2.1 Соглашения Компания учредила на территории Абхазии дочернее предприятие ООО «Апсны-ойл», которое выступает оператором проекта. При принятии решения о предоставлении права на получение лицензии мы руководствовались действующим законодательством.

Согласно условиям Соглашения, владелец лицензии обязан провести геологические исследования за счет собственных средств. По результатам проведенных исследований, согласно п. 6.5. договора недропользования, подписанного в мае 2014 года, ООО «Апсны-ойл» должно представить в Правительство полученные результаты геологической информации о недрах. При этом существует вероятность того, что в итоге запасов углеводородов, представляющих экономический интерес, может и не быть. Это является главным фактором, определяющим предмет подписанных договоров.

В договорах недропользования определены этапы реализации проекта, согласно которым решение   о добыче углеводородов разрешается только при наличии утвержденных в установленном порядке запасов углеводородов и технологической схемы разработки месторождения, прошедших государственную экспертизу. Поэтому, ни о какой добыче на данном этапе речь не идет.

Помимо работ по геологическому исследованию, с целью снижения рисков загрязнения окружающей среды с ранее пробуренных скважин, компания взяла на себя обязательство провести аудит их технического и экологического состояния, по результатам которого за свой счет будет проводить работы по их консервации либо ликвидации.

Напомню, что решением Парламента в 2015 году была создана Комиссия с рекомендацией о приостановлении действия лицензии. Где все-таки можно ознакомиться с результатами работы комиссии? Где, в данном случае, открытость, которую так настойчиво требует от других А. Джапуа?

Что касается Компании, с которой было подписано Соглашение, то «Независимая нефтегазовая компания» - это серьезная компания, информация о которой достаточна открыта. И если у кого-то было целью разработаться в этом вопросе, такая возможность была и есть.

Об Окумском месторождении.

Со слов А. Джапуа, оно наиболее разведано. Где и запасы известны (?), и качество нефти известно (?). Пробурена скважина, т.е., все самое дорогое уже сделано. Чего стоит его фраза, сказанная в феврале 2019 г.: «Я вам хочу сказать, они могут до апреля месяца начать добывать, если захотят», ведь «…чтобы нефть появилась, тебе даже не нужна вышка, ее качать не нужно, там давление, ее открываешь, и она еще сюда выливается».

Одним словом, хватайте ведра, шланги и – все за нефтью...

Абсурд? Как иначе назвать это?

А как же с экологией тогда? Ведь как заявляет главный эколог страны Роман Дбар, из этой скважины вытекает маслянистая жидкость объемом примерно 15-20 кубометров в сутки. Причем, углеводороды составляют в этом объеме только 20 %. Но скважина в любой момент может прорваться и загрязнить речку Окум и прилегающую территорию. Не случайно, согласно Договору с компанией «Апсны-ойл», речь идет об аудите пробуренных, несущих угрозу экологии скважин.

Так и хочется сказать: если вам уже все известно и дело только за извлечением нефти из Окумской скважины, выйдите на «Апсны-ойл». Они, «наивные», не зная всего этого, подписали Договор недропользования, согласно которому обязаны:

  • финансировать работы по геологическому изучению и разведке углеводородов за счет собственных средств;
  • в течение года разработать, согласовать и утвердить программу «Поисково-оценочных работ»;
  • не позднее второго года с даты государственной регистрации приступить к проведению сейсморазведочных работ 2Д и 3Д;
  • не позднее третьего года с даты государственной регистрации лицензии приступить к бурению первой поисковой скважины;
  • до истечения пяти лет с даты государственной регистрации предоставить окончательный отчет о результатах проведенных поисково-оценочных работ.

Зачем все это Компании, которую оппоненты называют «Рога и копыта», когда есть возможность сразу начать качать не просто нефть (если не верите, «интернетом клянусь»), а нефть качественную (неважно, что нет результатов анализов)?

Ведь главное для таких компаний, по логике оппонентов – нажива. Не так ли?

А то ведь подписали Договор недропользования, главным условием которого является обязательство «Апсны-ойл» о том, что добыча углеводородного сырья разрешается только при наличии утвержденных в установленном порядке запасов, технологической схемы разработки месторождений, прошедшей государственную экспертизу и оформленного в установленном порядке горного отвода, удостоверяющего уточненные границы месторождений.

К тому же должен отметить, что по дополнительному соглашению к Договору недропользования от 06.04.2018 г. названные выше сроки были сдвинуты для геологического изучения до 2023 г., а на все остальные работы – на 4 календарных года.

Почему именно ННК?

Несколько слов о предыстории. Руководство Абхазии в свое время обращалось к руководству России с просьбой помочь в решении двух насущных проблем: утилизации жидкого хлора и изучении состояния старых скважин в Восточной Абхазии из-за их постоянного разрушения, возможных аварийных выбросов нефти и газа.

По жидкому хлору вопрос был решен при содействии МЧС России. Главным оставался вопрос аудита всех скважин и закрытия проблемных. И вот, в 2013 г. российская сторона дала согласие, рекомендовав для этого Компанию ННК.

Информация по Независимой Нефтяной Компании доступна. В группу ННК входят 12 предприятий по разведке и добыче нефти и газа в шести регионах РФ, владеющих 60 лицензиями, в границах которых открыто 44 месторождения. Компания является собственником нескольких морских терминалов и т.д.

Много разговоров вокруг ООО «Апсны-ойл». ООО «Апсны-ойл» является аффилированным лицом ЗАО «Независимая Нефтегазовая Компания», зарегистрированным в РФ, основным видом деятельности которой является разработка и добыча углеводородов.                                  

Компания полностью принадлежит ООО «Апсны-групп» - обществу, созданному в России, единственным участником которого является другое Российское Общество – ООО «ННК-Развитие», бенефициаром которого является российский бизнесмен Э.Ю. Худайнатов.

Компания «Апсны-ойл» была определена оператором проекта в Соглашении между Правительством РА и ННК в декабре 2013 г. После этого были консультации и слушания в Парламенте, в Общественной палате, на телевидении. Вопросов по названию не было. Как же надо было назвать Компанию, чтобы не допустить сегодняшнего ажиотажа? «ННК-Абхазия»? Домыслы о том, что название «Апсны-ойл» для того, чтобы психологически воздействовать на то, что это, якобы, наша компания, настолько абсурдны, что даже не буду их комментировать.

Итак, переговоры с ННК велись с октября 2013 года. 4 декабря 2013 г. между Правительством РА и ООО «ННК» было подписано Соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов на территории РА.

16 мая 2014 г. была выдана совмещенная лицензия на геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых (нефть и газ) в пределах Восточно-Абхазского участка недр, включая участок шельфа Черного моря и участок в границах Очамчырского, Ткуарчалского и Галского районов.

В соответствии с Соглашением недропользователь обязан провести аудит технического и экологического состояния пробуренных в советское время скважин, по завершении которого должны быть даны рекомендации по их восстановлению, консервации или ликвидации.

В интернете есть интересная информация специалистов по нефтедобыче о том, что если ННК и откроет месторождение на шельфе, то, скорее всего, предложит Роснефти совместную разработку, так как шельфы намного сложнее в разработке.

Лицензия, выданная «Апсны-ойл», как и ранее «РН-шельф», является совмещенной, т.е. предусматривающей геологическое изучение, разведку и добычу. Выдача совмещенной лицензии осуществлена в соответствии с частью 3 статьи 14 Закона РА «О недрах».

Почему совмещенная? А кто-то считает, что десятилетние изыскания Роснефти на шельфе и пятилетние изыскания ННК, многомиллиардные по расходам, должны быть оформлены в виде дара? Ведь в случае получения результатов о бесперспективности проекта, все убытки лягут на недропользователя.

Хочу отметить, что ННК была готова принять активное участие в развитии предприятий санаторно-курортного назначения, туризма и отдыха, жилищно-коммунального хозяйства, а также проектов агропромышленного профиля вРеспублике Абхазия.

Заключение.

Со всей ответственностью заявляю, что никаких нарушений действующего законодательства Республики Абхазия не было допущено. Государственные органы на всех этапах предоставления разрешительной документации действовали в рамках своих полномочий.

Это понимает и Алмас Джапуа, который заявил, что «в большей части, конечно, сделано в соответствии с законодательством, но есть и фокусы, где в обход закона эти вещи были сделаны». Речь он ведет об экспертизе промышленной безопасности и о Распоряжении о предоставлении «Апсны-ойл» права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья в Восточной Абхазии. Ответы на это я уже дал.

Повторюсь, все действия – рамках действующего законодательства. Вам они не нравятся? Меняйте законодательство. Тот же А. Джапуа с 2015 г. возглавлял комиссию, которая занималась выяснением всех обстоятельств выдачи документов на нефтедобычу. У него было достаточно времени, чтобы инициировать поправки в законы, если он считает, что действующее законодательство не соответствует тем требованиям, которые должны предъявляться к добыче углеводородного сырья в стране.

Именно так, а не вводить общественность в заблуждение.

А. Джапуа утверждает, что на протяжении 25 лет власть оправдывает свою никчемность, неэффективность, коррупцию, убеждая народ, что мы бедные, несчастные и ничего у нас не получится. Главное в этом – доказать людям, что так и должно быть.

Завершая свое телеинтервью, А. Джапуа заявил: «Нам нужно быть эффективными, нам нужно немножко порядка… и вы сами не заметите, как мы изменимся. … Я глубоко убежден, что в этой стране не существует проблем, которые невозможно решить».

Это мы уже слышали до и после государственного переворота 27 мая 2014 года.

Мы что, стоим накануне аналогичных событий?

 Источник: Абхазия-Информ

Оцените материал
(2 голосов)
Прочитано 1252 раз Последнее изменение март 17, 2019